Любовь Попова: Амазонка русского авангарда

26

lubov_popova9

Любовь Попова прожила всего тридцать пять лет, но ее ставят в один ряд с Натальей Гончаровой, Надеждой Удальцовой, Верой Мухиной и другими художниками, которые отмечены яркой индивидуальностью стиля и креативностью.

Важно, в конечном итоге, не количество лет и картин, а совсем другое. Любовь Попова – одна из самых ярких фигур, которую называли амазонкой русского авангарда.

Она не разрабатывала женских тем, она меняла жизнь, пространство и культуру. Ее творческая жизнь пришлась на романтический период начала двадцатого века и русскую революцию, когда все менялось: мир, люди, взгляды, искусство…

Эксперимент был  воздухом того времени, питавший творчество Малевича, Татлина, Хлебникова, Маяковского, Ларионова, Гончаровой… Этот ряд можно длить и длить. Любовь Попова – в этом ряду.

Художественное образование она начала получать  после переезда в Москву в 1906 году – в семнадцать лет, хотя учится на филолога. Параллельно девушка берет уроки рисования и живописи в частной школе К.Юона. Через три года Любовь Попова посещает группу «Башня», первое свободное коллективное сообщество новых художников,  в котором признанным  лидером был  необычный, яркий, эксцентричный Михаил Ларионов.

В «Башне» она знакомится с Гончаровой, Татлиным, Лентуловым. Группа живет духом новаторства, смелости, разработкой неопримитивизма, занимается поиском национальных корней. Для нее увлечение русским национальным искусством было не новым, она давно  интересовалась русской иконой, к тому времени открытой реставраторами и сверкавшей праздничными яркими  и золотыми красками.

lubov_popova13

Последнюю точку в движении к примитивизму и русской иконе ставит Анри Матисс с его большими и яркими цветовыми плоскостями. Молодая художница едет  на север, где посещает исконно русские города: Новгород, Псков, Ростов, Владимир, Суздаль, Ярославль. Она интересуется русской архитектурой, русским искусством, русской иконой, народно-прикладным творчеством.

Потом ее путь лежит в Киев, где она знакомится с фресками Михаила Врубеля. Наконец, Италия, где ее опять интересуют  примитивисты, особенно Джотто. Дальше — дорога в Париже, где Любовь Попова  погружается в новую для себя артистическую атмосферу и знакомится с современными направлениями в искусстве: постимпрессионизмом, сезаннизмом, кубизмом и учится у французских мастеров.

Пройдя через подражание французским художникам, итальянскому футуризму и немецкому экспрессионизму, начинающая художница вырабатывает собственные принципы творчества. Вслед за кубистами она экспериментирует с цветными полотнами, из которых выстраивает необычные конструкции натюрмортов и портретов. В них чертежные линии из вспомогательных превращаются в  ведущие.

lubov_popova14

И снова Париж и  Италия, но уже не примитивисты, а архитектурные конструкции и цветовые сочетания. Она много работает, но  пока не решается выставляться, хотя в Москве уже прочно входит в круг художников новой волны и единомышленников, с которыми много разговаривает и спорит об искусстве. Среди них Павел Флоренский, Надежда Удальцова, ее будущий муж Борис фон Эдинг и другие.

Наконец, Любовь Сергеевна решается в 1914 году принять участие в выставке авангардистов «Бубновый валет» и с того времени становится участницей всех значительных авангардистских выставок: «О.10», «Трамвай», «5х5=25», «Магазин». Ее робкое прошлое с поисками, пробами, подражаниями закончилось.

В картине с фигурами, выставленной в «Бубновом валете», женские образы сливаются с кубистическим фоном и чтобы их вычленить, требуются определенные усилия, но вазочка с фруктами, кувшин и скрипка почти не тронуты кубизмом, что говорит о нежелании художницы окончательно порывать с предметным миром, что произойдет позднее.

lubov_popova1

Но в ее первой выставочной работе «Композиция с фигурами» уже проявляется стиль, который будет отличать ее картины от картин других художников-авангардистов: стремление к строгости ритма в построении форм, к внутренней дисциплине линий и цветовой гармонии. Особенно характерен в «Композиции с фигурами» колорит картины, построенный на дополнительных цветах – синем и желтом, передающих гармонию мира.

После Парижа Любовь Попова учится у Владимира Татлина, а потом – у Казимира Малевича, воспринимая идеи того и другого. В 1915 году художница становится членом группы Малевича «Супремус», работает в артели декоративно-прикладного искусства в деревне Вербовка, где кроме Малевича трудятся А. Экстер, Н. Удальцова, Иван Пуни, Ольга Розанова и другие художники, работавшие в русле этих идей.

Характерным для того периода творчества Любови Поповой является натюрморт «Кувшин на столе», в котором контр-рельеф Татлина соединился с любимыми Малевичем цилиндрами и конусами. На наших глазах художник моделирует кувшин, создавая его объем разными приемами живописи и разными идеями.

lubov_popova2

Кувшин лишен утилитарности, его высокий рельеф и объем, сформированный из картона, лепится с помощью светотени, а фон создан с помощью живописи.  В это время Любовь Сергеевна пишет много кубо-футуристических картин, во многом следуя духу кубизма Брака и Пикассо:«Путешественница», «Портрет философа», «Человек + Воздух + Пространство», «Эскиз к портрету», натюрморты с музыкальными инструментами и часами.

В каждой из них она как бы раскладывает предмет на его составляющие, показывая их строение, состав и внутренний механизм движения: в часах, в музыкальных инструментах, в портретах, натюрмортах.

Увлечение разложением предметов на отдельные составляющие их плоскости постепенно приводит Любовь Попову к отказу от предметности и переходу к картинам, в которых главными героями становятся цветовые плоскости, взаимодействующие и контрастирующие друг с другом, ведущие между собой диалог или вступающие в конфликт. Предмет превращается в набор пересекающихся простых геометрических форм в духе Малевича и Татлина.

lubov_popova8

В следующие три года появляется первая серия ее беспредметных работ — «Живописные архитектоники». Серия стала настоящим прорывом в творчестве Любови Поповой.  В ней сорок с лишним картин и ни одна не повторяет другую, каждая обладает своей изобразительной мощью, ясностью и гармоничностью.

В этой серии художник решает исключительно живописные задачи, переходя от изобразительности к пересозданию реальности. Она использует опыт изучения русской, среднеазиатской и европейской ренессансной архитектуры.

Цветовое богатство картин серии (сочетание красного с синим, черного с красным и серым, желтого с черным, синим и белым и т.д.),  разное расположение плоскостей и геометрических фигур делает каждую картину самостоятельным сюжетом и отдельной темой.

lubov_popova11

После революции в ее жизни произошли весьма трагические события. В начале 1918 года она выходит замуж, рожает сына, но муж вскоре умирает, от тифа, и сама остается жива чудом. С тяжелым пороком  сердца она возвращается в Москву. Наступает молчание.

И только благодаря друзьям, художница постепенно возвращается к работе. Ее картины закупает Наркомпрос, отправляя их в музеи по всей стране. Благодаря этому, ее картины сейчас есть  во многих городах России. В начале двадцатых годов у Любовь Сергеевны Поповой появляются новые серии —  «Пространственно-силовые построения» и «Конструкции».

Но эти серии по динамике и сюжету противоположны ее ярким и жизнеутверждающим живописным архитектоникам. Сказалась пережитая личная драма: пространственно-силовые конструкции больше похожи на воронки, затягивающие в себя предметы, а конструкции ощетиниваются острыми черными углами.

lubov_popova17

Зрелый период творчества Любови Поповой длился недолго. Уже после революции она перестает заниматься живописью, считая, что это буржуазное искусство, уходит в текстильный дизайн, рекламу, плакат, книжную графику, промышленное искусство и преподавание. В 1923 году она участвует в оформлении спектаклей театра В. Мейерхольда и Театра актера.

Но театра ей мало, она стремится изменить саму жизнь и обращается к производству: создает эскизы для тканей и одежды, которые действительно становятся очень популярными. Вся Москва ходит в тканях с ее рисунками.

lubov_popova12

Умерла Любовь Попова  неожиданно — от скарлатины, как и скончавшийся за несколько дней до этого ее сын.

Автор Тина Гай

ПОДЕЛИТЬСЯ